Вход
Популярное
Архивы
Июнь 2018 (11)
Май 2018 (7)
Апрель 2018 (5)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (19)


    Л. Клемят «Тайна двух небес» (страница 3)

    Похожие новости

    44 снегобря

    Утром Ляля проснулась без будильника. Сразу же вспомнила, какой фантастический сегодня день, радостно потянулась и приготовилась вскочить с кровати. Но тут до ее слуха донеслись тихие голоса. Конечно же, это ее новый приятель Трэй разговаривал с тетушкой Мо. Видимо, они встали еще раньше и теперь о чем-то перешептывались за дверью. Ляля замерла.

    Разумеется, подслушивать нехорошо. Это известно каждой воспитанной девочке, и Ляля не была исключением. Но, если уж быть точной, она ведь не подслушивает… По крайней мере, не делает ничего такого особенного – не приставляет к стенке стакан, например, и не приникает к нему ухом. Она просто лежит тихо-тихо и изо всех сил прислушивается к негромким голосам.

    – … чувствую, что-то не так. Неспокойно мне, – тихо говорила тетушка, – и твой рассказ, увы, пока ничего не проясняет.

    – Мне и самому не нравится, что так получилось… Но что теперь поделаешь.

    - И Зимнее небо меня пугает – не самое подходящее место для ребенка.

    - Ну не знаю, - протянул Трэй. – Я там живу всю жизнь и ничего.

    - Действительно… Но ведь там кроме обитаемой части есть и опасные места. Один Каменный лес чего стоит!

    - Туда мы точно не пойдем. Мы на Зимнем и пробудем-то совсем немного – покажем пропуск, да и в лифт – на Летнее. Так что все будет хорошо.

    – Ты, как я вижу, парень серьезный и ответственный. А Ляля… Она настоящая фантазерка. Ты присмотри за ней в дороге, пожалуйста. Или, может, мне все-таки попросить еще один пропуск и отправиться с вами?

    – Если вас не будет в кафе, это привлечет лишнее внимание. Так что, наверное, лучше не надо. А за Лялю не беспокойтесь, я ей даже на шаг не разрешу отойти!

    – Она у нас очень хорошая, – голос тетушки потеплел и Ляля представила, как заискрились золотистые лучики в ее глазах. Так было всегда, когда та говорила о ком-то, кого любит.

    – Она особенная, ни на кого не похожа… и очень хорошая, – согласился Трэй.

    Ляля вспыхнула: «Что же он такое говорит! Тоже мне – особенная! Тетушка еще неизвестно что подумает. Уж эти мальчишки!». И хотя ей было приятно слышать эти слова, она почему-то рассердилась, рывком схватила платье со стула. Стул, разумеется, с грохотом упал, и голоса за дверью стихли.

    Позавтракав, наши герои выдвинулись в путь. Ляля прикидывала, что дорога им предстояла не такая уж дальняя. Сначала нужно было выйти за черту города и добраться до линии горизонта, туда, где находится Лестница в небо. Взобравшись по лестнице, путники оказывались на Зимнем небе, и уже рукой подать было до лифта на Летнее небо, где бессменно дежурил лифтер Митрофаныч.

    В общем, если поторопиться, можно было успеть сделать все дела и вернуться к Снежному балу. А еще было бы здорово, если бы на бал пришел Трэй… И снова Ляля покраснела. Хорошо, что никто не может читать мысли!

    – Эй, юная леди! Вы куда в такой ранний час? – прервал размышления Ляли звонкий голос, и случилось это, надо сказать, уже на самой окраине.

    Ляля оглянулась и увидала Рози и Клатча, счастливых молодоженов. Колоритная была парочка: Рози – бойкая брюнетка, пышногрудая и болтливая. Клатч – длинный и сухой как жердь, он всегда был молчалив, ну слова не вытащишь! Они поженились неделю назад, а сейчас, видимо, пришли посмотреть, как продвигается строительство их нового дома.

    Каждой молодой семье в городе М полагался дом. И каждая семья строила дом своей мечты. Ну как сказать, строила… Молодожены самостоятельно рисовали на земле контуры будущего дома, а вырастал он уже сам. Причем готовое жилище в обязательном порядке нравилось обоим супругам. Даже если в процессе постройки новоиспеченное семейство не могло решить, какого цвета должны быть стены в гостиной – синие или красные, дом обязательно находил компромисс.

    В городе считалось хорошей приметой встретить молодоженов, но сейчас эта встреча Лялю не обрадовала:

    – Да так, вышли вот погулять… – с кислой улыбкой пробормотала она. Вдруг еще расскажут в городе, что видели ее на пути к небу. Трэй предупреждал, что никому, ни единой душе не следует знать, куда они отправляются. Да и тетушка за завтраком несколько раз напомнила о необходимости соблюдать конспирацию.

    Но, к счастью, Рози находилась в том блаженном состоянии влюбленности, когда весь мир должен был вращаться вокруг нее, ее любимого и их нового дома. Поэтому, не дожидаясь ответа, она затараторила о том, какой замечательный и хозяйственный ее Клатч, какие чудесные занавесочки будут у них на кухне, и болтала бы еще долго, не окликни ее молодой муж. Тогда она всплеснула руками (ничего без меня не может!), торопливо попрощалась и убежала.

    – Какая она милая, правда? – сказала Ляля.

    – Да уж, милее не бывает. Я боялся, мы и к вечеру не вырвемся.

    Когда они отошли на приличное расстояние от города, оставив позади неуклюжие новостройки, девочка позволила нотам выбраться из кармана. И до самой лестницы они как миниатюрные черные птахи порхали вокруг нее, создавая немыслимые мелодии.

    Впереди простиралась снежная равнина – один только снег и ничего больше. Только на горизонте маячила вертикальная линия, соединявшая небо и землю – Лестница.

    - А какое оно – небо? Красивое?

    - Очень, – с улыбкой отвечал Трэй. – Погоди немного – и сама все увидишь.

    - Не могу в это поверить! – Ляле казалось, еще чуть-чуть – и она задохнется от восторга. – А на Летнем небе ты тоже был?

    - Да, но только однажды, и совсем маленьким. Мои одноклассники туда ездили на каникулы, по обмену. Но меня пока не взяли – успеваемость не та, – мальчишка смущенно улыбнулся и пожал плечами, мол, что поделать, так уж вышло.

    - И правда, что там живут феи?

    - И феи, и гномы…

    - А на Зимнем – чудовища?

    - Ну… – потянул Трэй, видимо, не желая пугать свою спутницу, - есть немного. Но мы к ним не пойдем. От лестницы до лифта на Летнее - минут десять ходьбы.

    - Невероятно, настоящие чудовища! – Ляля сияла. Всего десять минут на Зимнем небе – это, конечно, мало. Но и за десять минут можно увидеть многое, о чем потом можно будет рассказывать ошалевшим однокашникам. Или нельзя будет? Миссия-то секретная.

    Ляля ненадолго замолчала, задумавшись, но вопросов было слишком много, чтобы зря терять время:

    - А еще я слышала, что художники на Зимнем небе… Ты ведь художник?

    Было видно, что мальчишке очень хотелось ответить на этот вопрос утвердительно, он замялся:

    – Не совсем. Я пока учусь… Но когда научусь – обязательно им стану.

    - Так вот, – продолжила Ляля, – у нас говорят, будто всё, что рисуют художники, сразу становится настоящим… Неужели это правда?

    - Ну что ты, – Трэй рассмеялся. – Если бы это было правдой, рисование стало бы самым опасным ремеслом в мире. Только представь себе батальную картину, которая бы тут же ожила! Просто кошмар.

    - Ты прав… – девочка была немного разочарована. Конечно, ожившие монстры и наводнения – это ужасно, но ей нестерпимо хотелось, чтобы там, куда она направляется, чудес оказалось как можно больше.

    Трэй, видимо, это заметил и поспешил ее успокоить:

    - Но некоторые рисунки действительно становятся настоящими.

    - Правда?! – глаза Ляли снова загорелись, – ну расскажи же!

    - Да нечего тут особенно рассказывать… Просто есть такая техника. Можно писать маслом или акварелью, можно рисовать карандашом по бумаге, лепить из глины… Да хоть вышивать крестиком! А можно писать картины по действительности.

    - И если по действительности – то все, что нарисуешь, станет настоящим! – то ли спросила, то ли заявила Ляля.

    - А вот и не факт… – Трэй усмехнулся.

    - Это почему? – девочка снова была озадачена.

    - Да тут все как и в самой обычной, неволшебной живописи – настоящее получается не у всех.

    - А у кого получается?

    - Во-первых, должен быть талант… Во-вторых, нужно многому научиться… В-третьих, трудиться – не покладая рук… А четвертое и самое главное – очень любить то, что ты делаешь. Все настоящие вещи получаются только так.

    - А если нет таланта, ничего настоящего уже и не создашь? – Ляля вспомнила свои более чем скромные успехи на уроках рисования и пригорюнилась.

    - Я думаю, у всех есть свой талант и даже несколько, нужно только не лениться и обязательно их отыскать.

    - А у тебя получается рисовать по действительности? – выпалила девочка и тут же ужаснулась бестактности своего вопроса. А вдруг нет? Ей совсем не хотелось ставить этого симпатичного паренька в неловкое положение.

    Но обошлось. Трэй просто ответил:

    - Иногда. Но я, если честно, больше люблю писать маслом…

    Так они шли по тропинке, и Трэй рассказывал небывалые истории о чудесах Небес. А с зимнего неба падали пушистые снежинки…

     

     


     

     


     
    Назад                                          Дальше        

     




    Комментарии

    Напишите сюда что-нибудь доброе :)


Авторизация
Забыли пароль? Регистрация

Загрузка...

Л. Клемят «Тайна двух небес» (страница 3)

Похожие новости

44 снегобря

Утром Ляля проснулась без будильника. Сразу же вспомнила, какой фантастический сегодня день, радостно потянулась и приготовилась вскочить с кровати. Но тут до ее слуха донеслись тихие голоса. Конечно же, это ее новый приятель Трэй разговаривал с тетушкой Мо. Видимо, они встали еще раньше и теперь о чем-то перешептывались за дверью. Ляля замерла.

Разумеется, подслушивать нехорошо. Это известно каждой воспитанной девочке, и Ляля не была исключением. Но, если уж быть точной, она ведь не подслушивает… По крайней мере, не делает ничего такого особенного – не приставляет к стенке стакан, например, и не приникает к нему ухом. Она просто лежит тихо-тихо и изо всех сил прислушивается к негромким голосам.

– … чувствую, что-то не так. Неспокойно мне, – тихо говорила тетушка, – и твой рассказ, увы, пока ничего не проясняет.

– Мне и самому не нравится, что так получилось… Но что теперь поделаешь.

- И Зимнее небо меня пугает – не самое подходящее место для ребенка.

- Ну не знаю, - протянул Трэй. – Я там живу всю жизнь и ничего.

- Действительно… Но ведь там кроме обитаемой части есть и опасные места. Один Каменный лес чего стоит!

- Туда мы точно не пойдем. Мы на Зимнем и пробудем-то совсем немного – покажем пропуск, да и в лифт – на Летнее. Так что все будет хорошо.

– Ты, как я вижу, парень серьезный и ответственный. А Ляля… Она настоящая фантазерка. Ты присмотри за ней в дороге, пожалуйста. Или, может, мне все-таки попросить еще один пропуск и отправиться с вами?

– Если вас не будет в кафе, это привлечет лишнее внимание. Так что, наверное, лучше не надо. А за Лялю не беспокойтесь, я ей даже на шаг не разрешу отойти!

– Она у нас очень хорошая, – голос тетушки потеплел и Ляля представила, как заискрились золотистые лучики в ее глазах. Так было всегда, когда та говорила о ком-то, кого любит.

– Она особенная, ни на кого не похожа… и очень хорошая, – согласился Трэй.

Ляля вспыхнула: «Что же он такое говорит! Тоже мне – особенная! Тетушка еще неизвестно что подумает. Уж эти мальчишки!». И хотя ей было приятно слышать эти слова, она почему-то рассердилась, рывком схватила платье со стула. Стул, разумеется, с грохотом упал, и голоса за дверью стихли.

Позавтракав, наши герои выдвинулись в путь. Ляля прикидывала, что дорога им предстояла не такая уж дальняя. Сначала нужно было выйти за черту города и добраться до линии горизонта, туда, где находится Лестница в небо. Взобравшись по лестнице, путники оказывались на Зимнем небе, и уже рукой подать было до лифта на Летнее небо, где бессменно дежурил лифтер Митрофаныч.

В общем, если поторопиться, можно было успеть сделать все дела и вернуться к Снежному балу. А еще было бы здорово, если бы на бал пришел Трэй… И снова Ляля покраснела. Хорошо, что никто не может читать мысли!

– Эй, юная леди! Вы куда в такой ранний час? – прервал размышления Ляли звонкий голос, и случилось это, надо сказать, уже на самой окраине.

Ляля оглянулась и увидала Рози и Клатча, счастливых молодоженов. Колоритная была парочка: Рози – бойкая брюнетка, пышногрудая и болтливая. Клатч – длинный и сухой как жердь, он всегда был молчалив, ну слова не вытащишь! Они поженились неделю назад, а сейчас, видимо, пришли посмотреть, как продвигается строительство их нового дома.

Каждой молодой семье в городе М полагался дом. И каждая семья строила дом своей мечты. Ну как сказать, строила… Молодожены самостоятельно рисовали на земле контуры будущего дома, а вырастал он уже сам. Причем готовое жилище в обязательном порядке нравилось обоим супругам. Даже если в процессе постройки новоиспеченное семейство не могло решить, какого цвета должны быть стены в гостиной – синие или красные, дом обязательно находил компромисс.

В городе считалось хорошей приметой встретить молодоженов, но сейчас эта встреча Лялю не обрадовала:

– Да так, вышли вот погулять… – с кислой улыбкой пробормотала она. Вдруг еще расскажут в городе, что видели ее на пути к небу. Трэй предупреждал, что никому, ни единой душе не следует знать, куда они отправляются. Да и тетушка за завтраком несколько раз напомнила о необходимости соблюдать конспирацию.

Но, к счастью, Рози находилась в том блаженном состоянии влюбленности, когда весь мир должен был вращаться вокруг нее, ее любимого и их нового дома. Поэтому, не дожидаясь ответа, она затараторила о том, какой замечательный и хозяйственный ее Клатч, какие чудесные занавесочки будут у них на кухне, и болтала бы еще долго, не окликни ее молодой муж. Тогда она всплеснула руками (ничего без меня не может!), торопливо попрощалась и убежала.

– Какая она милая, правда? – сказала Ляля.

– Да уж, милее не бывает. Я боялся, мы и к вечеру не вырвемся.

Когда они отошли на приличное расстояние от города, оставив позади неуклюжие новостройки, девочка позволила нотам выбраться из кармана. И до самой лестницы они как миниатюрные черные птахи порхали вокруг нее, создавая немыслимые мелодии.

Впереди простиралась снежная равнина – один только снег и ничего больше. Только на горизонте маячила вертикальная линия, соединявшая небо и землю – Лестница.

- А какое оно – небо? Красивое?

- Очень, – с улыбкой отвечал Трэй. – Погоди немного – и сама все увидишь.

- Не могу в это поверить! – Ляле казалось, еще чуть-чуть – и она задохнется от восторга. – А на Летнем небе ты тоже был?

- Да, но только однажды, и совсем маленьким. Мои одноклассники туда ездили на каникулы, по обмену. Но меня пока не взяли – успеваемость не та, – мальчишка смущенно улыбнулся и пожал плечами, мол, что поделать, так уж вышло.

- И правда, что там живут феи?

- И феи, и гномы…

- А на Зимнем – чудовища?

- Ну… – потянул Трэй, видимо, не желая пугать свою спутницу, - есть немного. Но мы к ним не пойдем. От лестницы до лифта на Летнее - минут десять ходьбы.

- Невероятно, настоящие чудовища! – Ляля сияла. Всего десять минут на Зимнем небе – это, конечно, мало. Но и за десять минут можно увидеть многое, о чем потом можно будет рассказывать ошалевшим однокашникам. Или нельзя будет? Миссия-то секретная.

Ляля ненадолго замолчала, задумавшись, но вопросов было слишком много, чтобы зря терять время:

- А еще я слышала, что художники на Зимнем небе… Ты ведь художник?

Было видно, что мальчишке очень хотелось ответить на этот вопрос утвердительно, он замялся:

– Не совсем. Я пока учусь… Но когда научусь – обязательно им стану.

- Так вот, – продолжила Ляля, – у нас говорят, будто всё, что рисуют художники, сразу становится настоящим… Неужели это правда?

- Ну что ты, – Трэй рассмеялся. – Если бы это было правдой, рисование стало бы самым опасным ремеслом в мире. Только представь себе батальную картину, которая бы тут же ожила! Просто кошмар.

- Ты прав… – девочка была немного разочарована. Конечно, ожившие монстры и наводнения – это ужасно, но ей нестерпимо хотелось, чтобы там, куда она направляется, чудес оказалось как можно больше.

Трэй, видимо, это заметил и поспешил ее успокоить:

- Но некоторые рисунки действительно становятся настоящими.

- Правда?! – глаза Ляли снова загорелись, – ну расскажи же!

- Да нечего тут особенно рассказывать… Просто есть такая техника. Можно писать маслом или акварелью, можно рисовать карандашом по бумаге, лепить из глины… Да хоть вышивать крестиком! А можно писать картины по действительности.

- И если по действительности – то все, что нарисуешь, станет настоящим! – то ли спросила, то ли заявила Ляля.

- А вот и не факт… – Трэй усмехнулся.

- Это почему? – девочка снова была озадачена.

- Да тут все как и в самой обычной, неволшебной живописи – настоящее получается не у всех.

- А у кого получается?

- Во-первых, должен быть талант… Во-вторых, нужно многому научиться… В-третьих, трудиться – не покладая рук… А четвертое и самое главное – очень любить то, что ты делаешь. Все настоящие вещи получаются только так.

- А если нет таланта, ничего настоящего уже и не создашь? – Ляля вспомнила свои более чем скромные успехи на уроках рисования и пригорюнилась.

- Я думаю, у всех есть свой талант и даже несколько, нужно только не лениться и обязательно их отыскать.

- А у тебя получается рисовать по действительности? – выпалила девочка и тут же ужаснулась бестактности своего вопроса. А вдруг нет? Ей совсем не хотелось ставить этого симпатичного паренька в неловкое положение.

Но обошлось. Трэй просто ответил:

- Иногда. Но я, если честно, больше люблю писать маслом…

Так они шли по тропинке, и Трэй рассказывал небывалые истории о чудесах Небес. А с зимнего неба падали пушистые снежинки…

 

 


 

 


 
Назад                                          Дальше        

 




Комментарии

Напишите сюда что-нибудь доброе :)




Загрузка...