Вход
Популярное
Архивы
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (5)
Сентябрь 2017 (3)
Август 2017 (8)
Июль 2017 (5)
Июнь 2017 (2)


    Л. Клемят «Тайна двух небес» (страница 2)

    Похожие новости

    - А есть тут место, где мы могли бы поговорить? – незнакомец выглядел совсем расстроенным.

    Ляля задумалась. Конечно, такое место было. И даже неподалеку – буквально в двух остановках отсюда. Но вот идти по оживленной улице, когда вокруг тебя порхает живой нотный оркестр, вряд ли стоило. Эх, если бы только ноты согласились замолчать и спрятаться…

    Не успела она об этом подумать, как музыка прекратилась, а певуньи организованно, стройным рядком направились к кармашку ее шубы. Мгновение – и ноты замерли.

    - К-как у тебя это получилось? – Мальчишка смотрел на Лялю круглыми от удивления глазами.

    - Сама не знаю, - Ляля пожала плечами.

    Тогда он обратился к нотам:

    - Э, послушайте, - было видно, что ему несколько неловко разговаривать с карманом. – А может, все-таки пойдете ко мне? Нам еще идти… Далеко-далеко. Туда, где таких, как вы много. Вас ждут… э-м… коллеги. Или сестры. Или кто они вам…

    Карман безмолвствовал.

    Мальчишка осторожно протянул к нему руку, потом остановился и вопросительно посмотрел на Лялю. Та кивнула. Он снова попытался приблизить руку к нотам. Из кармана раздалось недоброе гудение. Такие звуки издавал бы пчелиный рой за секунду до нападения на того, кто осмелился его потревожить…

    Незадачливый охотник за нотами одернул руку и – уже в который раз за сегодня – вздохнул:

    - Так где мы можем поговорить?

    - Пойдем, - сказала Ляля. – Есть тут одно местечко.

    Они миновали несколько домов и вышли на людную улицу.

    - Тебя как зовут?

    - Трэй.

    - А я Ляля.

    Он улыбнулся.

    - Поэтому ты остановилась?

    - А что мне оставалось делать? Ты бежал по улице и выкрикивал мое имя… - девочка рассмеялась. - А эти ноты, откуда…

    - Т-сс! - Мальчик испуганно оглянулся. - Об этом не на улице.

    Они подошли к остановке. Из-под снега выглядывала надпись «Кормить трамваи и троллейбусы строго запрещается!». Трэя это почему-то развеселило.

    - Чудной у вас транспорт.

    - А у вас разве такого нет?

    - Нет. В первый раз вижу…

    - Тут все просто. С крылышками – это троллейбусы, они могут ездить где угодно. А с рожками – трамваи, они передвигаются только там, где нарисованы полоски.

    - А троллейбусы – летают?

    - Не-ет! – теперь рассмеялась Ляля. - Крылышки же слишком маленькие. Они для красоты. А на чем вы ездите?

    - У нас автобусы. У них нет ни крылышек, ни рожек. И они ни за что не возьмут еду у чужих. Раньше еще микроавтобусы бегали – такие маленькие, мест на десять. Но они постоянно нарушали правила. Так что теперь им запретили выезжать на дороги, пока окончательно не созреют.

    - А эти – сладкоежки… Им яблоками положено питаться, а они обожают конфеты и пирожные. Но только это слишком калорийная пища. Поэтому и не разрешают кормить… Если наедятся сладостей, носятся потом как угорелые, а на остановках только чуть притормаживают… Приходится выскакивать на ходу. Представляешь?

    Про слишком калорийную пищу Ляля и сама узнала только на прошлой неделе, когда у их класса была экскурсия в автосад. Трамваи, троллейбусы и машины она видела каждый день, но вот посмотреть, как они растут на грядках, как зреют, оказалось очень интересно. Там были совсем малыши – такие миленькие, словно игрушечные, еще с закрытыми фарами. А были уже почти готовые экземпляры, они важничали и пытались сами жевать ботву, а потом морщились и плевались… Ляля даже погладила одного – и он довольно заурчал.

    А вот автомобили гладить себя не позволили. Они вообще очень заносчивые. И в еде привередливые. Лялин папа давно хотел купить машину, а мама не разрешала: не наготовишься потом. Она обычно приводила в пример директора Лялиной школы. Тот частенько опаздывал на работу, потому что капризное авто отказывалось ехать, если утренний кофе был слишком горячим.

    - Я в детстве хотела, чтобы мы завели троллейбус. Когда все просили щенков или котят. – Ляля и сама удивилась своим словам: зачем рассказывать малознакомому мальчишке такие глупости.

    - А по-моему собаки и кошки лучше. Умнее. Они, по крайней мере, сами знают, куда идти. А троллейбусы, да и автобусы без водителя и с места не сдвинутся.

    - Может, они просто дисциплинированные. Представляешь, что начнется, если трамваи станут разъезжать сами по себе!

    Трэй рассмеялся. А Ляля добавила:

    - Щенка или котенка мне тоже не разрешают. Так что можно хотеть и троллейбус. Ой, смотри, красный едет! Это наш! Сейчас ты увидишь, где подают лучшие пирожные в мире!

    ***

    Лучшие пирожные в мире, как выяснилось, подавали здесь, в кофейне «У Тетушки Мо». Трэй вошел – и словно теплое ароматное облако окутало его. Пахло ванилью, корицей и волшебством. Играла тихая музыка.

    За маленькими аккуратными столиками тут и там сидели нарядные горожане и болтали о чем-то своем. На стенах висело несколько картин – и юный художник сразу узнал руку Джовари – именитого мастера с Зимнего неба. Трэй даже задержался на минуту, залюбовавшись искусно написанным пейзажем…

    - Красиво тут! Не терпится попробовать пирожные! – он улыбнулся Ляле. И тут же посерьезнев, добавил, – И поговорить, конечно, нужно.

    Трэй прислушался… Нет, разобрать, о чем неспешно беседуют посетители, было совершенно невозможно. Что ж, неплохо.

    Ляля провела его к самому дальнему столику рядом с камином, и они уселись в плюшевые кресла цвета молочного шоколада… Пока девочка шепталась с молоденькой официанткой, он смотрел, как медленно падает за окном пушистый ватный снег, и думал о том, как неожиданно странно все сложилось.

    Отправляя его в дорогу, учитель долго рассказывал об укладе города М, об опасностях, которые там могут подстерегать. И по всему выходило, что задание будет несложным, а опасностей особых не предвидится. Нужно лишь стараться не поскользнуться и не разбиться на льду, да не слишком мозолить глаза местным жителям – к чужакам в городе М относились настороженно… А вот о том, что ноты могут вероломно сбежать, да еще и привязаться к совершенно посторонней девчонке, Трэя никто не предупреждал. И что теперь делать?

    Оставалось только пить вкуснейший малиновый чай и изо всех сил стараться придумать, как выкрутиться из этой ситуации, и попутно отвечать на неисчислимые вопросы новой знакомой. Ноты, кажется, прекрасно устроились в кармане ее шубы. Хорошо, конечно, что она без труда может с ними управляться. Плохо, что они наотрез отказываются покидать ее.

    - Значит, такие ноты делает Мастер?

    - Да, и никто кроме него, ни здесь, в городе, ни на небесах… Сколько ни уговаривали Мастера перебраться на небо – хоть на Летнее, хоть на Зимнее, – а он ни в какую! Остается здесь. Видно, так и должно быть. Его мастерство – отсюда, от земли… Ноты эти нужны Маэстро.

    - А зачем? – очевидно, Ляле было ужасно интересно все, что связано с небесами.

    - Не знаю, - пожал плечами Трэй. – Знаю только, что сам Маэстро никогда, ни единого разочка не уходил с Летнего неба. Причем за много-много лет. Поэтому ноты забирает у Мастера и приносит к Маэстро кто-нибудь, у кого есть какие-то дела тут, в городе. Заодно. И до сегодняшнего дня все было нормально…

    – А какие дела здесь были у тебя? – перебила его Ляля с нескрываемым любопытством.

    «Вот же подловила! – с досадой подумал Трэй. – И я тоже хорош, болтаю все подряд. Надо меньше говорить!» Он помолчал, раздумывая, что бы ответить. И в этот момент пришло решение – простое, очевидное и единственно возможное.

    – Скорее всего, теперь тебе придется идти со мной к Маэстро. Ничего другого тут не придумаешь… У тебя этих нот не то что в кармане быть не должно, тебе про них даже знать не положено. И как со всем этим поступить, может решить только он.

    Трэй смотрел на Лялю с тревогой: а ну как она испугается и наотрез откажется идти неизвестно куда с малознакомым мальчишкой? Что в этом случае делать, было совершенно непонятно.

    Но идея отправиться к Маэстро, похоже, вызвала у рыжей девчонки только восторг. Ее огромные глазищи просто сияли. Она даже не заметила, что Трэй увильнул от ответа.

    - На Летнее небо? Ты не шутишь? Ты действительно возьмешь меня с собой? А когда мы пойдем? Это надолго?

    Трэй вздохнул… Если бы он знал! Легко сказать – пойдем. Чтобы кто-то из города оказался на небе, нужно соблюсти кучу формальностей, раздобыть пропуск, одно это может занять неделю. Да еще неплохо бы, чтобы исчезновения девочки никто не заметил. Между городом и небесами и так не самые простые отношения. И если школьница ни с того ни с сего отправится наверх, это может не понравиться местным жителям.

    Эх, если бы сделать так, чтобы о ней все забыли на какое-то время… Помнится, была наверху соответствующая магия. Но, во-первых, в городе М применять магию нельзя (или бесполезно – он и сам толком не разбирался). А во-вторых, маг из Трэя был, прямо скажем, никудышный. Портреты с натюрмортами удавались ему куда лучше, чем снадобья и заклинания. И хотя по теоретической магии у него всегда было твердое «Недурно», использовать свои умения за пределами класса он бы не рискнул.

    – Родители меня в жизни не отпустят… – словно прочитав его мысли, вспомнила Ляля.

    К столику ребят подошла высокая статная женщина в кружевном переднике. Она была похожа на новую знакомую: те же рыжие кудряшки, только уложенные в аккуратную прическу, та же солнечная улыбка. Дама старалась казаться строгой, но каждому было видно, что она очень добрая. Она пристально взглянула на Трэя из-под очков и приветливо улыбнулась девочке:

    – Привет, милая, разве уроки уже закончились? А вас, молодой человек, что-то я не припомню среди наших сорванцов…

    – Тетушка Мо! – радостно воскликнула Ляля, – нас отпустили пораньше перед балом. А это Трэй, он с неба, – она понизила голос до шепота. – Тетушка, мы должны кое-что рассказать, – Трэй попытался было протестовать, но девочка повторила с нажимом, – должны кое-что рассказать! Уж если кто и сможет помочь, так это она, – горячо зашептала она Трэю.

    Тот махнул рукой. Все и так катится кувырком, хуже, кажется, уже не будет.

    Внимательно выслушав путаный рассказ Ляли, изредка перебиваемый замечаниями и уточнениями Трэя, Мо ненадолго задумалась.

    - Что я могу сказать, – женщина была очень серьезна. - Если у Ляли оказались ноты, которые принадлежат Маэстро, или что угодно другое, но принадлежащее Маэстро, выбор тут невелик. Нужно доставить это владельцу в целости и сохранности и как можно быстрее. Пустяками Маэстро не занимается, что бы там кто ни говорил. Только как же так получилось, что за такими важными нотами отправили такого молодого человека?.. – во взгляде Мо читалось недоверие.

    - Я и сам не знаю… Видимо, никто не подумал, что могут возникнуть какие-то трудности. Каждый год кто-то забирает у Мастера ноты, относит их Маэстро – и проблем никогда не было.

    – Что ж, придется, видимо, вам помочь. – Пока длился рассказ, на столике словно по волшебству появился новый ароматный чайничек, а следом за ним – бесконечные вазочки с невероятными десертами. – Подождите меня здесь.

    - А как же… – начала было Ляля.

    - С твоими родителями я поговорю.

    Девочка облегченно вздохнула, а тетушка продолжила:

    - Что касается пропуска, есть у меня кое-какие связи на Зимнем небе, посмотрим, что можно сделать…

    Мо дала указания официантке, набросила теплую шубу и направилась к выходу.

    – Обязательно попробуйте клубничный десерт, он сегодня особенно удался, – обернувшись в дверях, сказала она.

    – Вот видишь! Она у меня замечательная! Лучше всех, – с гордостью произнесла Ляля.

    Трэй не возражал. Усталость и тревоги этого дня, а также мягкое кресло, вкуснейший десерт и треск поленьев в камине сделали свое дело. Прежде чем задремать, он успел подумать, что все складывается не так уж и плохо…

    ***

    Официантка Майя уже унесла тарелочки, вазочки и ложечки, оставив на столике лишь изящную фарфоровую кружку с чаем. Ляля поерзала в кресле. У нее оставалось еще столько вопросов! Но поговорить было решительно не с кем: Трэй задремал, уставший, а тетушка Мо отправилась улаживать формальности… Хоть бы у нее всё получилось!

    Тетушка Мо приходилась Ляле крёстной. Девочка с детства любила бывать у нее и прибегала в кафе каждую свободную минуту. Лялин папа занимал высокий чин в мэрии – он часто хмурился и при любых обстоятельствах оставался очень серьезным. А мама работала завучем в школе, где училась Ляля. Оба они были очень заняты. Ляля очень любила родителей, но для задушевных бесед всегда приходила к тете. А вы попробуйте поговорить по душам со своим завучем!

    Тетушка Мо – вот у кого всегда находилось время отвечать на вопросы, слушать школьные истории! И она лучше чем кто-то другой понимала, что Бетта просто задавака, а математику придумали враждебно настроенные волшебники, чтобы испортить людям жизнь. А еще она разговаривала с девочкой как с взрослой, даже несколько лет назад, когда Ляля была совсем малявкой (теперь-то она и впрямь взрослая).

    Квартира тетушки располагалась на втором этаже здания кофейни. Там кроме всего прочего была огромная библиотека – место, где Ляля могла пропадать часами, устроившись в большом мягком кресле или прямо на полу, рядом с бесконечно длинными книжными полками. Были на них, конечно, большие и скучные тома, на которые Ляля поглядывала с уважением, хоть и безо всякого интереса. Но были и волшебные сказки – с приключениями, картинками. Девочка могла, забыв обо всем, сидеть над очередной книжкой, в тайне представляя себя на месте героев – то капризной принцессой, то отчаянной сорвиголовой, то настоящей феей или русалочкой.

    И сейчас бы она с удовольствием почитала что-нибудь, раз уж приходилось в одиночестве ждать возвращения тетушки. Но не оставишь же тут Трэя одного! Это совсем негостеприимно.

    Ляля потянулась к зеленому рюкзачку. Там книги были – хоть и не самые интересные. Школьные учебники. «Математику» она сразу же отложила – вряд ли после таких фантастических новостей удастся сосредоточиться на цифрах. «Зоология» тоже была отвержена – хоть зверушек Ляля и любила, в учебниках про них писали совсем неинтересное – очень скупо о повадках, образе жизни, зато подробно – о строении кровеносной и нервной системы, местах обитания и прочих скучных вещах…

    «Вдумчивое чтение» сейчас пришлось бы очень кстати, но сегодня этого урока в расписании не было, так что учебник остался дома… Ляля достала из рюкзачка «Знания о прошлом». Тоже не самый любимый предмет – настоящее и будущее куда интересней. Но она уже научилась извлекать из скупых строчек учебника целые картины и истории…

    Вот, например, что писалось о возникновении их мира.

    «Мир Города М, а также его небес – Летнего и Зимнего – был создан одним из неизвестных творцов Изначального мира. Время возникновения доподлинно неизвестно. Первые летоописания, дошедшие до нас, датируются 146-м годом. Но ученые предполагают, что сам мир города М с его небесами образовался значительно позднее. Этот феномен объясняется Великим Временным Парадоксом, который подробно описан учеными из Мирового Совета. Согласно ему, новые миры обычно создаются сразу с историей, пусть и тысячелетней».

    И всё! Как будто бы создание их мира – самая скучная вещь на свете! Но ведь наверняка это было что-то захватывающее! Ляля не раз пыталась представить себе того, кто создал ее мир. Ей было ужасно интересно – почему ее город (да и неведомые Небеса) оказались такими, какие они есть. Или вот еще – что из этого придумал неведомый создатель, а что – появилось уже позже, когда их мир зажил своей жизнью? Да и зачем вообще он все это придумал? Был ли у него какой-то особый план или просто в какой-то момент он решил: а почему бы и не город М, а над ним два неба – одно над другим? И хотя точных ответов на эти вопросы не существовало, искать их и придумывать было очень интересно.

    Но был в прошлом ее мира еще один промежуток времени, читать и размышлять о котором Ляля очень любила. Ведь именно тогда происходило все самое удивительное! Благодаря стараниям изначальных творцов маленьких вселенных оказалось великое множество и можно было путешествовать из одного мира в другой. Люди запросто отправлялись в далекие края на экскурсии, в отпуск или на поиски приключений, могли выбирать, где остаться жить навсегда… Да, это был настоящий рай для непосед! Эх, если бы ей удалось застать те времена!

    Но увы, потом все изменилось. Оказалось, что кроме безобидных и добродушных вселенных, уютных, как теплый плед, или восхитительных, как Летнее сияние, временами появлялись и настоящие места Тьмы, с ужасными чудовищами и непостижимым злом. И однажды силы зла попытались захватить все миры…

    Учебник знаний о прошлом, к сожалению, и тут не давал особенных подробностей. Отмечалось только, что это была суровая битва добра со злом и добро победило.

    Кое-кто из стариков до сих пор помнит события тех дней и рассказывает о сумрачных временах. Ляля сама не раз с упоением слушала эти жутковатые истории. Но в последнее время стала замечать, что с каждым годом фантастических подробностей и ужасных происшествий в этих рассказах становится все больше, а потому ее доверие к очевидцам начало угасать.

    Трудно себе это представить, но город М тоже в те дни оказался в большой опасности. И если верить легендам, именно Маэстро удалось спасти и город, и его Небеса.

    Увы, не всем добрым вселенным так повезло… Много прекрасных миров перестало существовать.

    Поэтому Мировой Совет и принял решение: остановить путешествия между мирами. И двери закрылись. Только представители самого Совета могли перемещаться из одной вселенной в другую, хоть, по слухам, и делали это крайне редко. Им достаточно было наблюдать за другими мирами при помощи волшебных зеркал. Вот бы достать такое!

    Поговаривали, что где-то все еще оставались неучтенные Пути между мирами, однако пользоваться ими было опасно, ведь неизвестно, что окажется с той стороны и с чем придется встретиться незадачливому путешественнику. А Ляля бы не раздумывая воспользовалась шансом взглянуть на другие миры – и будь что будет!

    Конечно, она любила свой город – со старомодным укладом, добропорядочными и любезными горожанами. Она с удовольствием бродила по его улочкам. Все тут осталось так же, как и в старину: лавки, магазинчики, мастерские. Новомодные многоэтажки, которые в большом количестве встречались на картинках из других миров, в этом местечке как-то не прижились: жители предпочитали расписные, словно пряничные, домики с резными крышами и разноцветными рисунками на ставнях. По узким улочкам торопливо бегали трамваи с троллейбусами, чинно выезжали замысловатые авто.

    Оставалось в центре города и здание вокзала – когда-то сюда прибывали гости и туристы из других вселенных. Теперь же помещение пустовало. Вокруг него были разбиты кудрявые цветочные клумбы, фасад ежегодно подновляли, но внутрь никто из горожан не входил.

    Главной же местной достопримечательностью была ратуша с часами. Часы уже сотни лет исправно били каждый час, и их было слышно в любом уголке города. Особенно ждали заветного «Бом!» школьники на скучных уроках.

    Нет, что и говорить, город М был удивительным! В тех же «Знаниях о прошлом» писали, что в свое время (еще до разделения, конечно) сюда приезжали целые толпы туристов. Интересовала их, в первую очередь, смена времен года. Над городом возвышались два неба – Летнее и Зимнее. И каждые полгода они менялись местами. И Зимнее, и Летнее небо были очень даже заселены: там жили и обычные люди, и маги, и совсем уж мистические существа, и даже страшные чудовища, о которых шептались первоклашки. И тем не менее небеса каким-то непостижимым образом в Ночь Светопереставления проходили сквозь друг друга без малейшего вреда для своих обитателей.

    Впрочем, интересовал город М и любителей острых ощущений, которые приезжали сюда покататься на коньках или на лыжах в надежде разбиться на льду и стать ненадолго привидением. Ляле, конечно, это казалось сомнительным удовольствием…

    «Ну вот! Поэтому-то и не видать мне отличных оценок. Собиралась выучить урок, а вместо этого опять сижу и мечтаю!»

    Но долго сокрушаться из-за неполученных «Превосходно!» в этот день было решительно невозможно. Все-таки здорово, что встреча с Трэем и нотами случилась именно зимой. Ведь это значит, что добраться до Летнего неба можно, лишь пройдя через Зимнее – оно сейчас ближе к Городу. То есть она увидит оба неба!

    ***

    Наконец тетушка вернулась. Выглядела она крайне озадаченной. Но в ее руках все-таки был синий билетик – официальный пропуск на небо.

    – На удивление легко его дали, – задумчиво проговорила она, – вот уж никак не ожидала такой прыти от наших бюрократов. Даже учитывая мои связи. Чудно это. Мне даже показалось, – тетушка запнулась, но продолжила, – словно там ждали, что за пропуском придут… Хотя откуда они могли знать?

    Она растерянно вертела в руках листок, испещренный надписями и печатями, и видно было, что все это предприятие ей не очень-то нравится. У Ляли даже сжалось сердце – а вдруг тетушка передумает?

    - А что сказали родители?

    - Сказали, что будут очень за тебя волноваться. Сказали, что любят тебя и надеются, что ты будешь крайне благоразумна. И попросили напомнить, чтобы ты не забыла сделать уроки.

    Вот это Ляля с удовольствием бы забыла, но, кажется, не получится…

    - Может, сделаю, когда вернусь? – попытаться все-таки стоило.

    - Даже и не думай!

    - Но ведь скоро стемнеет. Как тогда идти?

    - Разумеется, идти нужно утром! А сегодня останетесь у меня. Поужинаете, соберетесь – а завтра рано утром отправитесь в путь…

    - Но тетушка!..

    - Это даже не обсуждается!

    Ляля обернулась к Трэю за поддержкой, но тот только пожал плечами… Ну что ж, завтра так завтра…

    Наконец все было собрано, наставления от тетушки выслушаны, ужин съеден и зубы почищены на ночь. «Ни за что не смогу уснуть!» - думала Ляля. Еще бы – такие перемены! Нет, конечно, она любила свой город, своих родных, и друзей, и учителей, и соседей… Но сколько же раз, читая истории о других местах, она мечтала туда попасть.

    Подумать только! Где-то простирался огромный мир, безграничный, разный, невообразимый… А она вынуждена проводить всю свою жизнь здесь, где маленькой непоседе с детства была знакома каждая улочка, каждый дом, да что там, наверное, даже каждая кошка с собакой!

    И вот случилось невероятное! Она увидит небеса! Уже завтра. Разве в такую ночь получится хотя бы сомкнуть глаза? Это ведь… Не успев додумать мысль до конца, девочка уже мирно сопела, уткнувшись в подушку.

     

     Назад                                         Дальше

     




    Комментарии

    Напишите сюда что-нибудь доброе :)


Авторизация
Забыли пароль? Регистрация

Л. Клемят «Тайна двух небес» (страница 2)

Похожие новости

- А есть тут место, где мы могли бы поговорить? – незнакомец выглядел совсем расстроенным.

Ляля задумалась. Конечно, такое место было. И даже неподалеку – буквально в двух остановках отсюда. Но вот идти по оживленной улице, когда вокруг тебя порхает живой нотный оркестр, вряд ли стоило. Эх, если бы только ноты согласились замолчать и спрятаться…

Не успела она об этом подумать, как музыка прекратилась, а певуньи организованно, стройным рядком направились к кармашку ее шубы. Мгновение – и ноты замерли.

- К-как у тебя это получилось? – Мальчишка смотрел на Лялю круглыми от удивления глазами.

- Сама не знаю, - Ляля пожала плечами.

Тогда он обратился к нотам:

- Э, послушайте, - было видно, что ему несколько неловко разговаривать с карманом. – А может, все-таки пойдете ко мне? Нам еще идти… Далеко-далеко. Туда, где таких, как вы много. Вас ждут… э-м… коллеги. Или сестры. Или кто они вам…

Карман безмолвствовал.

Мальчишка осторожно протянул к нему руку, потом остановился и вопросительно посмотрел на Лялю. Та кивнула. Он снова попытался приблизить руку к нотам. Из кармана раздалось недоброе гудение. Такие звуки издавал бы пчелиный рой за секунду до нападения на того, кто осмелился его потревожить…

Незадачливый охотник за нотами одернул руку и – уже в который раз за сегодня – вздохнул:

- Так где мы можем поговорить?

- Пойдем, - сказала Ляля. – Есть тут одно местечко.

Они миновали несколько домов и вышли на людную улицу.

- Тебя как зовут?

- Трэй.

- А я Ляля.

Он улыбнулся.

- Поэтому ты остановилась?

- А что мне оставалось делать? Ты бежал по улице и выкрикивал мое имя… - девочка рассмеялась. - А эти ноты, откуда…

- Т-сс! - Мальчик испуганно оглянулся. - Об этом не на улице.

Они подошли к остановке. Из-под снега выглядывала надпись «Кормить трамваи и троллейбусы строго запрещается!». Трэя это почему-то развеселило.

- Чудной у вас транспорт.

- А у вас разве такого нет?

- Нет. В первый раз вижу…

- Тут все просто. С крылышками – это троллейбусы, они могут ездить где угодно. А с рожками – трамваи, они передвигаются только там, где нарисованы полоски.

- А троллейбусы – летают?

- Не-ет! – теперь рассмеялась Ляля. - Крылышки же слишком маленькие. Они для красоты. А на чем вы ездите?

- У нас автобусы. У них нет ни крылышек, ни рожек. И они ни за что не возьмут еду у чужих. Раньше еще микроавтобусы бегали – такие маленькие, мест на десять. Но они постоянно нарушали правила. Так что теперь им запретили выезжать на дороги, пока окончательно не созреют.

- А эти – сладкоежки… Им яблоками положено питаться, а они обожают конфеты и пирожные. Но только это слишком калорийная пища. Поэтому и не разрешают кормить… Если наедятся сладостей, носятся потом как угорелые, а на остановках только чуть притормаживают… Приходится выскакивать на ходу. Представляешь?

Про слишком калорийную пищу Ляля и сама узнала только на прошлой неделе, когда у их класса была экскурсия в автосад. Трамваи, троллейбусы и машины она видела каждый день, но вот посмотреть, как они растут на грядках, как зреют, оказалось очень интересно. Там были совсем малыши – такие миленькие, словно игрушечные, еще с закрытыми фарами. А были уже почти готовые экземпляры, они важничали и пытались сами жевать ботву, а потом морщились и плевались… Ляля даже погладила одного – и он довольно заурчал.

А вот автомобили гладить себя не позволили. Они вообще очень заносчивые. И в еде привередливые. Лялин папа давно хотел купить машину, а мама не разрешала: не наготовишься потом. Она обычно приводила в пример директора Лялиной школы. Тот частенько опаздывал на работу, потому что капризное авто отказывалось ехать, если утренний кофе был слишком горячим.

- Я в детстве хотела, чтобы мы завели троллейбус. Когда все просили щенков или котят. – Ляля и сама удивилась своим словам: зачем рассказывать малознакомому мальчишке такие глупости.

- А по-моему собаки и кошки лучше. Умнее. Они, по крайней мере, сами знают, куда идти. А троллейбусы, да и автобусы без водителя и с места не сдвинутся.

- Может, они просто дисциплинированные. Представляешь, что начнется, если трамваи станут разъезжать сами по себе!

Трэй рассмеялся. А Ляля добавила:

- Щенка или котенка мне тоже не разрешают. Так что можно хотеть и троллейбус. Ой, смотри, красный едет! Это наш! Сейчас ты увидишь, где подают лучшие пирожные в мире!

***

Лучшие пирожные в мире, как выяснилось, подавали здесь, в кофейне «У Тетушки Мо». Трэй вошел – и словно теплое ароматное облако окутало его. Пахло ванилью, корицей и волшебством. Играла тихая музыка.

За маленькими аккуратными столиками тут и там сидели нарядные горожане и болтали о чем-то своем. На стенах висело несколько картин – и юный художник сразу узнал руку Джовари – именитого мастера с Зимнего неба. Трэй даже задержался на минуту, залюбовавшись искусно написанным пейзажем…

- Красиво тут! Не терпится попробовать пирожные! – он улыбнулся Ляле. И тут же посерьезнев, добавил, – И поговорить, конечно, нужно.

Трэй прислушался… Нет, разобрать, о чем неспешно беседуют посетители, было совершенно невозможно. Что ж, неплохо.

Ляля провела его к самому дальнему столику рядом с камином, и они уселись в плюшевые кресла цвета молочного шоколада… Пока девочка шепталась с молоденькой официанткой, он смотрел, как медленно падает за окном пушистый ватный снег, и думал о том, как неожиданно странно все сложилось.

Отправляя его в дорогу, учитель долго рассказывал об укладе города М, об опасностях, которые там могут подстерегать. И по всему выходило, что задание будет несложным, а опасностей особых не предвидится. Нужно лишь стараться не поскользнуться и не разбиться на льду, да не слишком мозолить глаза местным жителям – к чужакам в городе М относились настороженно… А вот о том, что ноты могут вероломно сбежать, да еще и привязаться к совершенно посторонней девчонке, Трэя никто не предупреждал. И что теперь делать?

Оставалось только пить вкуснейший малиновый чай и изо всех сил стараться придумать, как выкрутиться из этой ситуации, и попутно отвечать на неисчислимые вопросы новой знакомой. Ноты, кажется, прекрасно устроились в кармане ее шубы. Хорошо, конечно, что она без труда может с ними управляться. Плохо, что они наотрез отказываются покидать ее.

- Значит, такие ноты делает Мастер?

- Да, и никто кроме него, ни здесь, в городе, ни на небесах… Сколько ни уговаривали Мастера перебраться на небо – хоть на Летнее, хоть на Зимнее, – а он ни в какую! Остается здесь. Видно, так и должно быть. Его мастерство – отсюда, от земли… Ноты эти нужны Маэстро.

- А зачем? – очевидно, Ляле было ужасно интересно все, что связано с небесами.

- Не знаю, - пожал плечами Трэй. – Знаю только, что сам Маэстро никогда, ни единого разочка не уходил с Летнего неба. Причем за много-много лет. Поэтому ноты забирает у Мастера и приносит к Маэстро кто-нибудь, у кого есть какие-то дела тут, в городе. Заодно. И до сегодняшнего дня все было нормально…

– А какие дела здесь были у тебя? – перебила его Ляля с нескрываемым любопытством.

«Вот же подловила! – с досадой подумал Трэй. – И я тоже хорош, болтаю все подряд. Надо меньше говорить!» Он помолчал, раздумывая, что бы ответить. И в этот момент пришло решение – простое, очевидное и единственно возможное.

– Скорее всего, теперь тебе придется идти со мной к Маэстро. Ничего другого тут не придумаешь… У тебя этих нот не то что в кармане быть не должно, тебе про них даже знать не положено. И как со всем этим поступить, может решить только он.

Трэй смотрел на Лялю с тревогой: а ну как она испугается и наотрез откажется идти неизвестно куда с малознакомым мальчишкой? Что в этом случае делать, было совершенно непонятно.

Но идея отправиться к Маэстро, похоже, вызвала у рыжей девчонки только восторг. Ее огромные глазищи просто сияли. Она даже не заметила, что Трэй увильнул от ответа.

- На Летнее небо? Ты не шутишь? Ты действительно возьмешь меня с собой? А когда мы пойдем? Это надолго?

Трэй вздохнул… Если бы он знал! Легко сказать – пойдем. Чтобы кто-то из города оказался на небе, нужно соблюсти кучу формальностей, раздобыть пропуск, одно это может занять неделю. Да еще неплохо бы, чтобы исчезновения девочки никто не заметил. Между городом и небесами и так не самые простые отношения. И если школьница ни с того ни с сего отправится наверх, это может не понравиться местным жителям.

Эх, если бы сделать так, чтобы о ней все забыли на какое-то время… Помнится, была наверху соответствующая магия. Но, во-первых, в городе М применять магию нельзя (или бесполезно – он и сам толком не разбирался). А во-вторых, маг из Трэя был, прямо скажем, никудышный. Портреты с натюрмортами удавались ему куда лучше, чем снадобья и заклинания. И хотя по теоретической магии у него всегда было твердое «Недурно», использовать свои умения за пределами класса он бы не рискнул.

– Родители меня в жизни не отпустят… – словно прочитав его мысли, вспомнила Ляля.

К столику ребят подошла высокая статная женщина в кружевном переднике. Она была похожа на новую знакомую: те же рыжие кудряшки, только уложенные в аккуратную прическу, та же солнечная улыбка. Дама старалась казаться строгой, но каждому было видно, что она очень добрая. Она пристально взглянула на Трэя из-под очков и приветливо улыбнулась девочке:

– Привет, милая, разве уроки уже закончились? А вас, молодой человек, что-то я не припомню среди наших сорванцов…

– Тетушка Мо! – радостно воскликнула Ляля, – нас отпустили пораньше перед балом. А это Трэй, он с неба, – она понизила голос до шепота. – Тетушка, мы должны кое-что рассказать, – Трэй попытался было протестовать, но девочка повторила с нажимом, – должны кое-что рассказать! Уж если кто и сможет помочь, так это она, – горячо зашептала она Трэю.

Тот махнул рукой. Все и так катится кувырком, хуже, кажется, уже не будет.

Внимательно выслушав путаный рассказ Ляли, изредка перебиваемый замечаниями и уточнениями Трэя, Мо ненадолго задумалась.

- Что я могу сказать, – женщина была очень серьезна. - Если у Ляли оказались ноты, которые принадлежат Маэстро, или что угодно другое, но принадлежащее Маэстро, выбор тут невелик. Нужно доставить это владельцу в целости и сохранности и как можно быстрее. Пустяками Маэстро не занимается, что бы там кто ни говорил. Только как же так получилось, что за такими важными нотами отправили такого молодого человека?.. – во взгляде Мо читалось недоверие.

- Я и сам не знаю… Видимо, никто не подумал, что могут возникнуть какие-то трудности. Каждый год кто-то забирает у Мастера ноты, относит их Маэстро – и проблем никогда не было.

– Что ж, придется, видимо, вам помочь. – Пока длился рассказ, на столике словно по волшебству появился новый ароматный чайничек, а следом за ним – бесконечные вазочки с невероятными десертами. – Подождите меня здесь.

- А как же… – начала было Ляля.

- С твоими родителями я поговорю.

Девочка облегченно вздохнула, а тетушка продолжила:

- Что касается пропуска, есть у меня кое-какие связи на Зимнем небе, посмотрим, что можно сделать…

Мо дала указания официантке, набросила теплую шубу и направилась к выходу.

– Обязательно попробуйте клубничный десерт, он сегодня особенно удался, – обернувшись в дверях, сказала она.

– Вот видишь! Она у меня замечательная! Лучше всех, – с гордостью произнесла Ляля.

Трэй не возражал. Усталость и тревоги этого дня, а также мягкое кресло, вкуснейший десерт и треск поленьев в камине сделали свое дело. Прежде чем задремать, он успел подумать, что все складывается не так уж и плохо…

***

Официантка Майя уже унесла тарелочки, вазочки и ложечки, оставив на столике лишь изящную фарфоровую кружку с чаем. Ляля поерзала в кресле. У нее оставалось еще столько вопросов! Но поговорить было решительно не с кем: Трэй задремал, уставший, а тетушка Мо отправилась улаживать формальности… Хоть бы у нее всё получилось!

Тетушка Мо приходилась Ляле крёстной. Девочка с детства любила бывать у нее и прибегала в кафе каждую свободную минуту. Лялин папа занимал высокий чин в мэрии – он часто хмурился и при любых обстоятельствах оставался очень серьезным. А мама работала завучем в школе, где училась Ляля. Оба они были очень заняты. Ляля очень любила родителей, но для задушевных бесед всегда приходила к тете. А вы попробуйте поговорить по душам со своим завучем!

Тетушка Мо – вот у кого всегда находилось время отвечать на вопросы, слушать школьные истории! И она лучше чем кто-то другой понимала, что Бетта просто задавака, а математику придумали враждебно настроенные волшебники, чтобы испортить людям жизнь. А еще она разговаривала с девочкой как с взрослой, даже несколько лет назад, когда Ляля была совсем малявкой (теперь-то она и впрямь взрослая).

Квартира тетушки располагалась на втором этаже здания кофейни. Там кроме всего прочего была огромная библиотека – место, где Ляля могла пропадать часами, устроившись в большом мягком кресле или прямо на полу, рядом с бесконечно длинными книжными полками. Были на них, конечно, большие и скучные тома, на которые Ляля поглядывала с уважением, хоть и безо всякого интереса. Но были и волшебные сказки – с приключениями, картинками. Девочка могла, забыв обо всем, сидеть над очередной книжкой, в тайне представляя себя на месте героев – то капризной принцессой, то отчаянной сорвиголовой, то настоящей феей или русалочкой.

И сейчас бы она с удовольствием почитала что-нибудь, раз уж приходилось в одиночестве ждать возвращения тетушки. Но не оставишь же тут Трэя одного! Это совсем негостеприимно.

Ляля потянулась к зеленому рюкзачку. Там книги были – хоть и не самые интересные. Школьные учебники. «Математику» она сразу же отложила – вряд ли после таких фантастических новостей удастся сосредоточиться на цифрах. «Зоология» тоже была отвержена – хоть зверушек Ляля и любила, в учебниках про них писали совсем неинтересное – очень скупо о повадках, образе жизни, зато подробно – о строении кровеносной и нервной системы, местах обитания и прочих скучных вещах…

«Вдумчивое чтение» сейчас пришлось бы очень кстати, но сегодня этого урока в расписании не было, так что учебник остался дома… Ляля достала из рюкзачка «Знания о прошлом». Тоже не самый любимый предмет – настоящее и будущее куда интересней. Но она уже научилась извлекать из скупых строчек учебника целые картины и истории…

Вот, например, что писалось о возникновении их мира.

«Мир Города М, а также его небес – Летнего и Зимнего – был создан одним из неизвестных творцов Изначального мира. Время возникновения доподлинно неизвестно. Первые летоописания, дошедшие до нас, датируются 146-м годом. Но ученые предполагают, что сам мир города М с его небесами образовался значительно позднее. Этот феномен объясняется Великим Временным Парадоксом, который подробно описан учеными из Мирового Совета. Согласно ему, новые миры обычно создаются сразу с историей, пусть и тысячелетней».

И всё! Как будто бы создание их мира – самая скучная вещь на свете! Но ведь наверняка это было что-то захватывающее! Ляля не раз пыталась представить себе того, кто создал ее мир. Ей было ужасно интересно – почему ее город (да и неведомые Небеса) оказались такими, какие они есть. Или вот еще – что из этого придумал неведомый создатель, а что – появилось уже позже, когда их мир зажил своей жизнью? Да и зачем вообще он все это придумал? Был ли у него какой-то особый план или просто в какой-то момент он решил: а почему бы и не город М, а над ним два неба – одно над другим? И хотя точных ответов на эти вопросы не существовало, искать их и придумывать было очень интересно.

Но был в прошлом ее мира еще один промежуток времени, читать и размышлять о котором Ляля очень любила. Ведь именно тогда происходило все самое удивительное! Благодаря стараниям изначальных творцов маленьких вселенных оказалось великое множество и можно было путешествовать из одного мира в другой. Люди запросто отправлялись в далекие края на экскурсии, в отпуск или на поиски приключений, могли выбирать, где остаться жить навсегда… Да, это был настоящий рай для непосед! Эх, если бы ей удалось застать те времена!

Но увы, потом все изменилось. Оказалось, что кроме безобидных и добродушных вселенных, уютных, как теплый плед, или восхитительных, как Летнее сияние, временами появлялись и настоящие места Тьмы, с ужасными чудовищами и непостижимым злом. И однажды силы зла попытались захватить все миры…

Учебник знаний о прошлом, к сожалению, и тут не давал особенных подробностей. Отмечалось только, что это была суровая битва добра со злом и добро победило.

Кое-кто из стариков до сих пор помнит события тех дней и рассказывает о сумрачных временах. Ляля сама не раз с упоением слушала эти жутковатые истории. Но в последнее время стала замечать, что с каждым годом фантастических подробностей и ужасных происшествий в этих рассказах становится все больше, а потому ее доверие к очевидцам начало угасать.

Трудно себе это представить, но город М тоже в те дни оказался в большой опасности. И если верить легендам, именно Маэстро удалось спасти и город, и его Небеса.

Увы, не всем добрым вселенным так повезло… Много прекрасных миров перестало существовать.

Поэтому Мировой Совет и принял решение: остановить путешествия между мирами. И двери закрылись. Только представители самого Совета могли перемещаться из одной вселенной в другую, хоть, по слухам, и делали это крайне редко. Им достаточно было наблюдать за другими мирами при помощи волшебных зеркал. Вот бы достать такое!

Поговаривали, что где-то все еще оставались неучтенные Пути между мирами, однако пользоваться ими было опасно, ведь неизвестно, что окажется с той стороны и с чем придется встретиться незадачливому путешественнику. А Ляля бы не раздумывая воспользовалась шансом взглянуть на другие миры – и будь что будет!

Конечно, она любила свой город – со старомодным укладом, добропорядочными и любезными горожанами. Она с удовольствием бродила по его улочкам. Все тут осталось так же, как и в старину: лавки, магазинчики, мастерские. Новомодные многоэтажки, которые в большом количестве встречались на картинках из других миров, в этом местечке как-то не прижились: жители предпочитали расписные, словно пряничные, домики с резными крышами и разноцветными рисунками на ставнях. По узким улочкам торопливо бегали трамваи с троллейбусами, чинно выезжали замысловатые авто.

Оставалось в центре города и здание вокзала – когда-то сюда прибывали гости и туристы из других вселенных. Теперь же помещение пустовало. Вокруг него были разбиты кудрявые цветочные клумбы, фасад ежегодно подновляли, но внутрь никто из горожан не входил.

Главной же местной достопримечательностью была ратуша с часами. Часы уже сотни лет исправно били каждый час, и их было слышно в любом уголке города. Особенно ждали заветного «Бом!» школьники на скучных уроках.

Нет, что и говорить, город М был удивительным! В тех же «Знаниях о прошлом» писали, что в свое время (еще до разделения, конечно) сюда приезжали целые толпы туристов. Интересовала их, в первую очередь, смена времен года. Над городом возвышались два неба – Летнее и Зимнее. И каждые полгода они менялись местами. И Зимнее, и Летнее небо были очень даже заселены: там жили и обычные люди, и маги, и совсем уж мистические существа, и даже страшные чудовища, о которых шептались первоклашки. И тем не менее небеса каким-то непостижимым образом в Ночь Светопереставления проходили сквозь друг друга без малейшего вреда для своих обитателей.

Впрочем, интересовал город М и любителей острых ощущений, которые приезжали сюда покататься на коньках или на лыжах в надежде разбиться на льду и стать ненадолго привидением. Ляле, конечно, это казалось сомнительным удовольствием…

«Ну вот! Поэтому-то и не видать мне отличных оценок. Собиралась выучить урок, а вместо этого опять сижу и мечтаю!»

Но долго сокрушаться из-за неполученных «Превосходно!» в этот день было решительно невозможно. Все-таки здорово, что встреча с Трэем и нотами случилась именно зимой. Ведь это значит, что добраться до Летнего неба можно, лишь пройдя через Зимнее – оно сейчас ближе к Городу. То есть она увидит оба неба!

***

Наконец тетушка вернулась. Выглядела она крайне озадаченной. Но в ее руках все-таки был синий билетик – официальный пропуск на небо.

– На удивление легко его дали, – задумчиво проговорила она, – вот уж никак не ожидала такой прыти от наших бюрократов. Даже учитывая мои связи. Чудно это. Мне даже показалось, – тетушка запнулась, но продолжила, – словно там ждали, что за пропуском придут… Хотя откуда они могли знать?

Она растерянно вертела в руках листок, испещренный надписями и печатями, и видно было, что все это предприятие ей не очень-то нравится. У Ляли даже сжалось сердце – а вдруг тетушка передумает?

- А что сказали родители?

- Сказали, что будут очень за тебя волноваться. Сказали, что любят тебя и надеются, что ты будешь крайне благоразумна. И попросили напомнить, чтобы ты не забыла сделать уроки.

Вот это Ляля с удовольствием бы забыла, но, кажется, не получится…

- Может, сделаю, когда вернусь? – попытаться все-таки стоило.

- Даже и не думай!

- Но ведь скоро стемнеет. Как тогда идти?

- Разумеется, идти нужно утром! А сегодня останетесь у меня. Поужинаете, соберетесь – а завтра рано утром отправитесь в путь…

- Но тетушка!..

- Это даже не обсуждается!

Ляля обернулась к Трэю за поддержкой, но тот только пожал плечами… Ну что ж, завтра так завтра…

Наконец все было собрано, наставления от тетушки выслушаны, ужин съеден и зубы почищены на ночь. «Ни за что не смогу уснуть!» - думала Ляля. Еще бы – такие перемены! Нет, конечно, она любила свой город, своих родных, и друзей, и учителей, и соседей… Но сколько же раз, читая истории о других местах, она мечтала туда попасть.

Подумать только! Где-то простирался огромный мир, безграничный, разный, невообразимый… А она вынуждена проводить всю свою жизнь здесь, где маленькой непоседе с детства была знакома каждая улочка, каждый дом, да что там, наверное, даже каждая кошка с собакой!

И вот случилось невероятное! Она увидит небеса! Уже завтра. Разве в такую ночь получится хотя бы сомкнуть глаза? Это ведь… Не успев додумать мысль до конца, девочка уже мирно сопела, уткнувшись в подушку.

 

 Назад                                         Дальше

 




Комментарии

Напишите сюда что-нибудь доброе :)